Preview

Клиницист

Расширенный поиск

Паранеопластический миелит у пациентки с неходжкинской лимфомой

https://doi.org/10.17650/1818-8338-2019-13-3-4-78-83

Полный текст:

Аннотация

Цель исследования – описать клинический случай развития продольно распространенного поперечного миелита у молодой женщины, страдающей неходжкинской лимфомой (фолликулярная, I степени, стадия IIIА, полная ремиссия от февраля 2017 г.). Это редкий случай в клинической практике, который является предметом обсуждения.

Материалы и методы. Пациентка В., 30 лет, с февраля 2016 г. страдает неходжкинской лимфомой (фолликулярная, I степени, стадия IIIА, полная ремиссия от февраля 2017 г.), получает инфузии ритуксимаба 600 мг 1 раз в 2 мес. В ноябре 2018 г. внезапно, на фоне полного благополучия, возникли слабость и онемение ног, в последующем подостро развился выраженный нижний центральный парапарез. Обратилась за помощью в городской центр рассеянного склероза 17.11.2018, была госпитализирована и обследована. Получала пульс-терапию метилпреднизолоном 1000 мг внутривенно № 5. Выписана с положительной динамикой с диагнозом демиелинизирующего заболевания центральной нервной системы, неуточненного. Острый протяженный поперечный миелит, EDSS = 3,5 балла. 13.12.2018 в связи с нарастанием спастики и слабости ног экстренно госпитализирована в неврологическое отделение клинической больницы.

Результаты. После окончания лабораторного и инструментального дообследования состояние было расценено как паранеопластический миелит. Рецидив лимфомы был исключен. Проведено лечение: пульс-терапия метилпреднизолоном, плазмаферез и внутривенное введение иммуноглобулина G с отчетливой положительной динамикой.

Заключение. Данное клиническое наблюдение позволило нам ближе ознакомиться с паранеопластическими синдромами и, в частности, с паранеопластическим миелитом. В описанной клинической ситуации мы столкнулись с рядом особенностей: продольнораспространенный поперечный миелит развился без рецидива лимфомы, быстро прогрессировал, отсутствовала реакция на лечение (глюкокортикоиды, плазмаферез, ритуксимаб). Все эти признаки и данные магнитно-резонансной томографии шейного и грудного отделов позвоночника (симметричный гиперинтенсивный сигнал от уровня С II до уровня ThXI , преимущественно с вовлечением центрального отдела спинного мозга в Т2-режиме магнитно-резонансной томографии) свидетельствовали в пользу паранеопластической этиологии продольно-распространенного поперечного миелита. Требуется дальнейшее исследование – поиск специфических онконевральных и более детальное изучение уже известных антител.

Об авторах

М. Н. Гусейнова
ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И. П. Павлова» Минздрава России
Россия

Маргарита Набиевна Гусейнова

197022 Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, 6–8



Л. Г. Заславский
ГБУЗ Ленинградская областная клиническая больница; ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И. П. Павлова» Минздрава России
Россия
194291 Санкт-Петербург, проспект Луначарского, 45–49
197022 Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, 6–8


Е. А. Скорнякова
ГБУЗ Ленинградская областная клиническая больница
Россия
194291 Санкт-Петербург, проспект Луначарского, 45–49


Список литературы

1. Bhargava P., Elble R.J. Clinical reasoning: an unusual cause of transverse myelitis? Neurology 2014;82(6):46–50. DOI: 10.1212/wnl.0000000000000104.

2. Ojeda V.J. Necrotizing myelopathy associated with malignancy. A clinicopathologic study of two cases and literature review. Cancer 1984;53(5):1115–23. DOI: 10.1002/1097-0142(19840301)53:5<1115::aid-cncr2820530517>3.0.co;2-w.

3. Kannoth S. Paraneoplastic neurologic syndrome: a practical approach. Ann Indian Acad Neurol 2012;15(1):6–12. DOI: 10.4103/0972-2327.93267.

4. Basal E., Zalewski N., Kryzer T.J. et al. Paraneoplastic neuronal intermediate filament autoimmunity. Neurology 2018;91(18):1677–89. DOI: 10.1212/WNL.0000000000006435.

5. Jain R.S., Gupta P.K, Agrawal R. et al. Longitudinally extensive transverse myelitis as presenting manifestation of small cell carcinoma lung. Oxf Med Case Reports 2015;2015(2):208–10. DOI: 10.1093/omcr/omv011.

6. Misumi H., Ishibashi H., Kanayama K. et al. Necrotizing myelopathy associated with hepatocellular carcinoma. Jpn J Med 1988;27(3):333–6. DOI: 10.2169/internalmedicine1962.27.333.

7. Lee C.H., Bharwani L., Sullivan T. Paraneoplastic Necrotizing Myelopathy in a Patient With Newly Diagnosed Diffuse Large B Cell Lymphoma. World J Oncol 2011;2(4):195–8. DOI: 10.4021/wjon279w.

8. Flanagan E.P., McKeon A., Lennon V.A. et al. Paraneoplastic isolated myelopathy: clinical course and neuroimaging clues. Neurology 2011;76(24):2089–95. DOI: 10.1212/wnl.0b013e31821f468f.

9. Granados A., García L., Ortega C., Lopez A. Diagnostic approach to myelopathies. Rev Colomb Radiol 2011;22(3):1–21.


Для цитирования:


Гусейнова М.Н., Заславский Л.Г., Скорнякова Е.А. Паранеопластический миелит у пациентки с неходжкинской лимфомой. Клиницист. 2019;13(3-4):78-83. https://doi.org/10.17650/1818-8338-2019-13-3-4-78-83

For citation:


Guseynova M.N., Zaslavskii L.G., Skornyakova E.A. Paraneoplastic myelitis in a patient with non-hodgkin lymphoma. The Clinician. 2019;13(3-4):78-83. (In Russ.) https://doi.org/10.17650/1818-8338-2019-13-3-4-78-83

Просмотров: 48


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1818-8338 (Print)
ISSN 2412-8775 (Online)